Семен Павлюк (pavlyuk) wrote,
Семен Павлюк
pavlyuk

Categories:

Намибийский дневник: часть третья. Виноград долины Аусенкир

Долина Аусенкир при взгляде с окрестных гор похожа на долину Нила - толстая сочно-зеленая полоса вдоль реки сменяется черно-желтым царством пустыни. Но, в отличие от долины Нила, местная зелень - вещь рукотворная. Вырастить гектары виноградников помогло кропотливое орошение местности. Пара километров выше или ниже по реке - и вновь пустыня подступает к самому берегу.





Душан - этнический серб, долгое время живший в Австралии. Три десятилетия назад он с семьей перебрался в ЮАР и решил заняться выращиванием винограда. Почвы вдоль реки Оранжевой подошли.
Сейчас у Душана 1500 га виноградников, а долина Аусенкир дает 90% намибийского винограда. Сам Душан уже редко появляется в Намибии - бизнес ведут его сыновья.

Мы попали как раз на начало сезона сбора винограда. Уже собирают красный "Флейм" (Flame).



И белый "Ранняя Сладость" (Early Sweet).


(Фото А. Кузмицкого)

Но основные сорта (например, "Сильвия" (Sylvia)) еще дозревают - их время придет через 2-3 недели. Меж рядов виноградника ходят сотни рабочих и обрывают молодые лозы, чтобы в них не уходили соки - пусть все отдается уже висящим гроздьям.



Сквозь виноградники можно ездить на скорости максимум 25 км/ч. Установлены предупреждающие знаки: "Тихо, виноград спит". На самом деле хозяева просто не хотят, чтобы на гроздья ложилась дорожная пыль.

Зоран - сын Душана, немного говорящий по-русски, везет нас на завод по обработке и упаковке собранного урожая. Всего в долине 8 подобных заводов, но этот самый крупный - до 30% от всей обработки. Весь виноград долины - столовый, виноделия здесь нет.

На заводе стерильная чистота и организация труда, подобная швейцарскому часовому механизму. Зоран и местный менеджер показывают нам производство. Я чувствую себя словно на студенческой практике при посещении предприятия. Так и тянет идти последним и подгонять, отстающих студентов, раздумывающих, а не сунуть ли им руку под пресс или в мартеновскую печь. Но надо идти впереди, переводить рассказ менеджера остальным.

Привезенный урожай попадает на конвейер одного из цехов. Сейчас работают лишь 3 цеха, но через пару недель, в пик уборки, завод заработает на полную мощность. В цехе - 250 одетых в халаты рабочих. Одни перебирают виноград, отсеивая неликвид,


(Фото А. Кузмицкого)

другие потом пакуют его в пластиковые коробки, предварительно взвешивая каждую.


(Фото А. Кузмицкого)

Запакованные коробки складываются в ящики, которые в следующем цеху складывают в аккуратные штабели и везут в холодильник.


(Фото А. Кузмицкого)

Там их охлаждают потоками воздуха при температуре ноль градусов. Причем ящики имеют отверстия, так чтобы равномерно охлаждалось все его содержимое. После охлаждения ящики грузят в грузовики и отправляют в порт Кейптауна.

Весь завод - воплощение пост-фордизма. На грузовиках, что забирают товар, написано Just in time - "точно в срок". Они приезжают в определенное время, забирают уже готовый товар и уезжают, не тратя лишнего времени.
Когда ящики собирают в штабели, их собирают в формы, уже готовые к погрузке в контейнер. Из грузовика контейнер сразу попадает на корабль, не тратя время на перегрузку в другие контейнеры и ожидание на складе.

Погруженный на корабли, виноград уходит из Кейптауна и попадет в Роттердам, а также в Санкт-Петербург. Из двух этих портов он расходится по Европе и по России. Так что будете в следующий раз покупать виноград где-нибудь в "Рамсторе", присмотритесь к упаковке - вдруг он из Намибии.

Выращивание винограда - сезонная работа. Рабочие места требуются в рамках определенного сезона. Зато зарплата хорошая. Рабочий на заводском конвейере получает 1500-2000 рандов в месяц (6-8 тыс. рублей), что для намибийского чернорабочего (во всех смыслах) довольно неплохие деньги. Работа на полях также приносит немало. Неудивительно, что поселок Аусенкир в это время года разрастается с 5 до 25 тыс. человек.

Официально Аусенкир, как и другие поселения вдоль реки - вотчина народа нама (они же готтентоты). Но реально в поисках работы люди приходят со всех уголков страны. При въезде на территорию виноградников стоит охранник. Зоран говорит ему на африкаанс, чтобы тот поднял шлагбаум, но охранник не понимает. Оказывается он из Каприви (северо-восток страны) и с ним можно общаться только по-английски.

Особенно много представителей народа овамбо с севера страны. В Овамболенде очень много народа и очень мало работы, поэтому они едут сюда на попутках через всю страну.



Но про деревню в следующий раз.
Tags: АФРИКА, Намибия, дневники и травелоги, путешествия, фотоотчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments