Семен Павлюк (pavlyuk) wrote,
Семен Павлюк
pavlyuk

Categories:

Намибийский дневник: часть первая

Когда я только начинал путешествовать, я постоянно писал дневники. Изводил огромное количество страниц на описание и рефлексию по увиденному. А потом перестал. Фотография оказалось визуализовать и заменить описание.
Да и круг читателей расширяется - мы живем в быстрое, торопливое время. Нет времени читать длинные тексты, куда проще смотреть фотосерию с короткими комментариями.
Но полевой дневник - вещь незаменимая. Информация, записанная на коленке в блокнот, в будущем пригодится не раз. Не вся, конечно. И совсем не та, что ты ожидал. Но пригодится.
Поэтому буду вновь приучать себя к ведению (и электронной набивке) дневника. Благо время есть, а Интернета на пересылку массы картинок все равно не хватает.

Итак, про Виндхук я уже писал. Здесь мы пробыли более двух недель, изучив город вдоль и поперек. И вот настал день отбытия на юг.




13 ноября выехали из Виндхука на юг к ЮАРской границе. Должны были выехать на 2 дня раньше, но свежекупленный подержанный Исузу (4х4) сломался на обкатке по городу. Оказалось, перегорели прокладки на двигателе - пришлось потратить время на замену.
От Виндхука до Карасбурга - 700 км. Выехали из Виндхука в полдень и через 7,5 часов были на месте. Полтора часа в сумме потратили на остановки, средняя скорость - 130 км/ч.

Вокруг Виндхука небольшой горный массив, дорога идет то вверх, то вниз. Слева на горе виднеется вполне советский монумент героям войны за независимость. Вокруг буш. Настоящий южноафриканский буш. Чисто южноафриканский пейзаж, каким я его себе и представлял. Правда точно также я представляю себе и северную Австралию, ну так и там тоже буш.



Первый город на пути - Рехобот (Rehoboth) - 80 км от Виндхука. Похож скорее на небольшую станицу в степи, но для Намибии это очень даже крупное поселение. Примечателен тем, что здесь в большом количестве живут бастеры (basters) как они сами себя называют. Исторически это смесь готтентотов и первых голландских поселенцев Кейпа. Постепенно они уходили от белых колонистов все дальше на север, пока в 1871 г. не обосновались в Рехоботе. Бастерами они себя называют от слова "бастард". С гордостью, замечу, называют.

Прочие их называют "цветными". "Цветные" - изгои, их не принимают ни белые, ни черные. Для них, как они сами говорят, апартеид продолжается, т.к. они что тогда, что сейчас - люди второго сорта. Негры имеют на "цветных" зуб еще и за то, что их, якобы, при апартеиде белые угнетали не так сильно.

По сути же, изгои они потому, что как для белых, так и для черных ЮАР и Намибии (в большинстве своем), сама мысль о смешанном браке - противоестественна. При том, что это вполне нормально в соседней Анголе. Впрочем, про расовую проблему в Намибии я напишу отдельно.

Живут "цветные" компактно. В Виндхуке им еще при апартеиде отвели квартал Хомасдал (Khomasdal) на северо-западе города (южнее "черной" Катутуры).
Всего "цветных" в Намибии - около 3 % от населения.

Чуть южнее Рехобота проходит Тропик Козерога - он обозначен табличкой, у которой мы не преминули сфотографироваться. Все-таки для географа такие линии - священны.




(Фото А. Кузмицкого)

Трасса B1, идущая от Виндхука на Кейптаун - лучшая в стране. Прямая, почти без поворотов лента шоссе, на котором так и тянет разогнаться до 200 км/ч. Впрочем, мы благоразумно не ехали быстрее 140. Официально ехать надо не больше 120, но дорожной полиции почти никогда нет, а если есть, то встречная машина подморгнет. Хотя со встречными машинами проблема. Их крайне мало.

Зато на В1 почти нет проблем с животными. Осторожным надо быть лишь до Мариенталя, когда едешь по бушу. Потом, фактически, начинается пустыня, и шансы увидеть антилопу невелики. Впрочем, в полуденную жару животных вообще нет. И если в окрестностях Виндхука мы еще видели бабуинов вдоль дороги, то потом живность исчезла до заката. Осталось только любоваться гнездам ремезов вдоль дороги, больше похожих на стога сена, развешенные по ветвям деревьев.

Мариенталь (Mariental) известен как центр разведения страусов. Еще недавно в супермаркете здесь или в Рихоботе можно было купить страусиные яйца (причем за совершенно смешные деньги). Но пару лет назад они исчезли из продажи. Поговаривают, что правительство намеренно ввело квоты, чтобы заставить белых фермеров продать земли.

До страусов Мариенталь был известен на весь мир как центр каракулеводства. В 1902 г. немецкие колонисты привезли сюда 69 овец с территории современного Узбекистана. Климат подошел и к середине века Намибия (тогда еще Юго-Западная Африка) была третьей после СССР и Афганистана по каракулеводству. В 1976 г. здесь было 2,8 млн. голов. Порода называлась Swakara (каракуль Юго-Западной Африки), после независимости ее переименовали в Nakara. Но особого значения это уже не имело, т.к. в 80-х гг. после резкого падения мирового спроса на каракуль (проклятые защитники животных!) отрасль практически умерла.

За несколько километров до Мариенталя серо-бурые краски буша разбавляются сочной зеленью. По правому борту появляется оазис, созданный плотиной Хардап (Hardap Dam). Здесь в ходу дождевание, и произрастает высокая кукуруза. За полями скрыт небольшой резорт, где есть возможность совершить мини-сафари.

Почти трехсоткилометровый отрезок от Мариенталя до Китманшупа - самая скучная часть дороги. К пейзажам уже привык, живность сошла на нет. Даже пылевые смерчи, темными столбами поднимающиеся на горизонте к небу, уже не радуют.
Настолько впадаешь в сонное оцепенение, что почти пропускаешь вид на вулкан Брукарос (Brukaros), что высится к западу от трассы.

Китманшуп (Keetmanshoop) - крохотный городок о нескольких улицах и парочке церквей. Но это центр провинции и крупнейший город юга страны. Для российского путешественника он примечателен скорее тем, что в местной больнице работает украинский врач-травматолог Максим (для местных - Максимус).

Впрочем интересны окрестности Китманшупа. В паре десятков километров на восток находится Quiver Tree Forest - Лес колчановых деревьев. Это самые большие в стане заросли данной разновидности алоэ, которую местные также называют дерево-кокербум (kokerboom tree). Сердцевина ветвей дерева мягкая, поэтому бушмены вычищают ее и делают колчаны для стрел. Кокербумы можно встретить только на юге Намибии и северо-западе ЮАР.



Чуть дальше расположена Giant's Playground - Игровая площадка Гигантов, или, как бы я перевел более литературно, Песочница Гигантов. Сюда приезжают для лицезрения огромных валунов, словно специально сложенных друг на друга гигантским турегом. Такой феномен - не редкость в Южной Африке. Самый известный такой турег - в Зимбабве, в местечке Мотабо-Хиллз (Motabo Hills).

Мы эти места собираемся увидеть через месяц, когда будем колесить по стране на арендованном джипе, но пока мы не отдыхаем, а работаем, поэтому едем туда, куда указывает контракт.

На развилке после Китманшупа сворачиваем на трассу В3, что идет на Йоханнесбург, и чешем еще сто пятьдесят километров, наперегонки с закатом. Буш вокруг снова густеет, вновь появляется и растительный мир. С той стороны колючей проволоки, что отделяет трассу от окружающего буша, на нас с интересом смотрит антилопа куду.

Кстати, поначалу я думал, что проволока отделяет дорогу от буша, чтобы звери на дорогу не выбегали. Оказалось ее главная функция, чтобы никто не заходил в противоположном направлении. Ведь окрестный буш - это еще и чья-то ферма, где пасутся овцы, и вообще, нечего гулять по частной территории. Так что просто так "в буше" здесь кемпингом не станешь. Надо, как минимум, спросить разрешение фермера.

В последних лучах солнца влетаем в Карасбург, небольшой фронтирный городок в 100 км от границе с ЮАР. Это наша первая база. Отсюда нам предстоят вылазки в окрестный буш в течение нескольких дней.


(Фото А. Кузмицкого)

Продолжение следует
Tags: АФРИКА, Намибия, дневники и травелоги, путешествия, фотоотчет
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 36 comments

Recent Posts from This Journal