Семен Павлюк (pavlyuk) wrote,
Семен Павлюк
pavlyuk

Categories:

Исландия. День третий. Вулканы

Вся история путешествий делится на два этапа: когда люди путешествовали по необходимости, и когда они стали путешествовать для собственного удовольствия и саморазвития. Символом перехода из одной эры в другую стала смена отношения человека к горам. Это случилось на рубеже 18 и 19 веков.

Т.е. путешествия «для себя» были и раньше. С конца 17 века среди английских аристократов стало модным ездить на год-другой в Италию, набираться духовности среди античных руин и шедевров Возрождения. Эдакий барочно-георгианский gap-year. Но горы все еще оставались вне поля их зрения, причем буквально. Путь в Италию лежал через альпийский перевал Сен-Бернар. Это была самая опасная и малопривлекательная часть пути. Проводники даже предлагали путешественникам завязать глаза, чтобы те не могли видеть ужасов природы вокруг.

Горы тогда считались прибежищем волков, разбойников и демонов, от них ждали только непогоды, камнепада и лавин. А мысль пойти прогуляться по ним из удовольствия казалось безумной. Скалистые пустоши были той самой антитезой Эдему, куда прогнали Адама и Еву, антонимом плодородных равнин, куда бежал убивший Авеля Каин. Не случайно тогдашние философы утверждали, что Господь создал мир плоским как яйцо, а горы – суть последствия стихий, насланным Богом на род людской. В общем, горы совершенно однозначно считались Божьей карой.

Но вот пришла эпоха романтизма, и горы вдруг стали ее любимым ландшафтом. О горах Шотландии тосковал Бёрнс. Альпы воспели Байрон и Шелли (зачерпнувшие вдохновения у «местного жителя» Руссо). Озерный Край популяризовал Вордсворт. Гимны Кавказу запели Пушкин и Лермонтов. Неожиданно вчерашний ад стал раем на земле.

С тех пор горы им и остаются. Антитеза привычному и скучному городскому быту, синоним свободы и одухотворенности. Неудивительно, что они тянут к себе путешественников, большинство из которых покидает дом как раз за этим.

Photobucket

Я – не исключение. Если на моем пути оказываются горы, я непременно стараюсь выбрать хотя бы день, чтобы на них взобраться, походить по ним, вдохнуть горные пейзажи. Иногда для этого приходится делать большой крюк на другой конец страны, но не в Исландии. Здесь достаточно просто сойти с дороги – и ты уже на склоне горы. И очень вероятно, что это будет не гора, а самый настоящий вулкан.

В общем, в третий день знакомства с Исландией я решил погулять по склону Геклы.



Осенняя Исландия - оранжево-желтая от пожухшей травы, между которой блестят небольшие болотца. Леса (еще более огненно-желтые) есть на склонах холмов, только они тут карликовые. Березки вырастают примерно на метр. Как шутят местные: если ты заблудился в исландском лесу – просто встань в полный рост. В городках и вдоль дорог кое-где пытаются культивировать клочки елей или осин нормального размера, но они смотрятся очень жалко.

Photobucket


Вообще, Южная Исландия - главная житница страны. На карте хорошо видно, как горы здесь отступают от берега, обнажая небольшой зеленый треугольник долины, весь изрезанный дорогами. Но сейчас осень, а потому пейзаж напоминает дартмурские топи из «Собаки Баскервилей». Буро-желтые пастбища с разбросанными по холмам домиками и сараями. У последних - пирамидки рулонов сена. Каждый рулон заботливо завернут в брезент.

Photobucket



Вдоль дороги пасутся овцы (их тут 750 тыс на 300 тыс исландцев) и лошадки местной породы (шерстистые и приземистые - но не дай Бог назвать их пони, исландцы этого не простят).

Photobucket


От главной дороги во все стороны разбегаются дороги на фермы – как и в ЮАР или в Южной Намибии они предваряются специальной решеткой, через которую не пройти скоту

Photobucket


Вокруг редких городков горят вечным светом теплицы – Исландия знаменита собственными овощами

Photobucket

Городки (вчера ночевали в Селфоссе, сегодня в Лаугарватне) – совсем небольшие, человек по 500-1000 от силы. Но есть обязательный набор в виде магазина, ресторанчика, стадиона, бассейна на геотермальной воде, церквушки, банка, мэрии и отеля. Важно, что есть еще хостел, правда цены тут... За койку в 4-х местном номере сегодня заплатил 1200 руб (из них 250 руб за белье – его надо покупать, если нет с собой спальника). Тут вообще с ценами полный швах - надо просто не переводить их в другую валюту, а спокойно платить пока на кредитке есть деньги. Зато хостелы очень уютные - с обязательным вай-фаем, красивой столовой, полностью оборудованной кухней, шикарным душем и множеством теплых батарей, где можно сушить промокшие за день одежды.

Но не будем о приземленном. Сегодня была отличная погода! Часам к девяти из-за облаков вышло солнце, и пейзаж сразу засиял яркими красками.

Photobucket



Исландия из мрачно-прекрасной моментально стала просто волшебной. Немедленно захотелось выйти из машины и пойти по первой попавшейся тропе, покуда она «вдаль и вдаль ведет»

Photobucket


Ненадолго заглянули в Скалхолт – бывший исландский епископат и едва ли самый значимый город страны в 11 веке. Сегодня от него осталась лишь массивная церковь на небольшом холме.

Photobucket

Церковь современная, интерьер аскетичный, но весьма уютный

Photobucket



Рядом – что-то похожее на археологические раскопки, но, скорее всего, это местные загоны для овец. Читал, что в таких вот каменных «лабиринтах» их держат (по крайней мере, раньше держали) в холодное время года. Как их снегом не заносит?

Photobucket


За церковью – пример старого исландского земляного дома. Дерева на острове почти не было, поэтому дома строили из земляных кирпичей.

Photobucket


На местном кладбище нашел картину, которую не могу назвать иначе как «Вечная Любовь»

Photobucket


В северных странах от частой смены погоды обычно очень красивое небо

Photobucket


Основной целью на сегодня был вулкан Гекла. Днем он обычно прикрыт облаками, но все равно - отличный ориентир. Гекла – один из самых знаменитых и упоминаемых вулканов мира. Исландцы считали его кратер воротами в Ад, отчего некоторые путешественники склонны рифмовать слова Hekla и Hell. На самом деле, «гекла» - это такой плащ с капюшоном (и назвали так гору потому, что обычно облаками закрыта).

К «базовому лагерю» наша машина подъехать не смогла – на дороги с префиксом F могут заезжать только внедорожники. И даже на той грунтовке, на которой нашему «паркетнику» теоретически можно было находится, мне было неуютно – любая яма могла стать последней (вот что значит разок за руль сесть – сразу волноваться начинаешь).

Мы, как могли, подъехали к склону вулкана и, оставив машину, дальше пошли пешком

Photobucket

С внедорожником можно заехать сильно выше, но пешком идти куда приятнее. Воздух свежий, виды отличные.

Photobucket

Photobucket

Чем выше, тем больше пейзаж напоминает земную колонию на какой-то отдаленной планете

Photobucket

Леса карликовых берез очень похожи на настоящие – просто кажется, что до них не пара сотен метров, а километры

Photobucket


А потом приходит черед чисто шотландским пейзажам

Photobucket


Photobucket



Гекла.


Photobucket

Обратите внимание на лавовые поля. Гекла извергается примерно каждые 10-15 лет. Последний раз это было в 2000 году. Так что ждем с нетерпением.

Photobucket


Разъезжающая по снимкам машина – это местные фермеры, отыскивающие в горах заплутавших овец. На лето их отпускают в горы, а в сентябре сгоняют обратно на равнину. Потерявшихся ищут, весело нарезая петли по склонам.

Photobucket


В горах мое сердце, доныне я там…

Photobucket


…Подошло время прощаться с Жюли. Она сворачивала на Вестманские острова, мой же путь лежал дальше на восток.

Мы расстались у водопада Сельяландфосс,

Photobucket

знаменитого своей пещерой, куда можно зайти и понаблюдать за водопадом по ту сторону потока

Photobucket

Жюли решила слазить и на эти скалы и посмотреть на водопад сверху. Вообще, идти в горы в одиночку, даже на короткое время, решение неразумное. Но за эту жительницу канадских гор я не волновался, она не пропадет.

Photobucket


Помимо красоты природы водопад оставил сильное впечатление своей инфраструктурой. Собственно, последняя (помимо информационных щитов) выразилась лишь в этих двух туалетных кабинках. Но что это было за чудо техники!

Photobucket

Внутри не просто теплый сортир с туалетной бумагой, умывальником и мылом, но и – внимание – теплая батарея, которая автоматически включается, как только в кабинку заходит человек. Я, как заправский бомж, тут же задумался, а можно ли, в таком случае, здесь переночевать в тепле… И главное, все это совершенно бесплатно и находится, опять же, у бесплатного водопада.

В общем, отныне, когда страны третьего мира будут ныть о том, что собирают с туриста пару десятков долларов за вход в национальный парк или за проход к врезанным в скалу церквям (да, Лалибэла, это я про тебя!) для того, чтобы хоть как-то поддерживать инфраструктуру места, я буду вспоминать исландский опыт.

…Мой план состоял в том, чтобы за оставшиеся несколько часов светового дня добраться до города Вик – южной точки Исландии и заночевать в местном хостеле, но мне повезло еще больше. Сменив пару местных машин, я остановил мечту всех любителей оффроуда – monster truck.

Photobucket

(на снимке он на фоне церкви города Вик)

Внедорожники с огромными колесами – отличительная черта автопарка страны. На них ездят полиция, скорая помощь и прочие спасательные службы, патрулирующие горные районы страны, а также экскурсионные машины.

Хотя последние бывают и посерьезнее – вот на таком вот оверлендере туристы осматривают внутреннюю Исландию

Photobucket

Машина, которую я остановил, направлялась почти на сто километров восточнее Вика, в городок с непроизносимым названием Киркьюбэйярклойстур (в переводе «церковно-монастырская ферма»).

Водитель был из местных жителей (хоть и работал последние несколько лет в Дании), а потому всю дорогу рассказывал мне о местных достопримечательностях и исторических событиях. Я же чувствовал себя как герой фентези, перед которым на карте быстро развертывается путь, который он должен пройти.

Вот склон вулкана Эйяфьядлайёкюдль, имя которого в 2010 году узнал весь мир. Узнал, но не смог произнести – обычно его называли просто «исландский вулкан».

Исландцы дают быстрый мастер-класс по заучиванию местной топонимики. Итак, три слова. «Эйя» (Eyja) – «остров». «Фьядла» (Fjall) – «гора». «Йокудль» (Jokull) – «ледник». А теперь вместе - Эйя- Фьядль-Йокудль. Эйяфьядлайёкюдль

Пару видео по поводу произношения топонима и как его произносили западные журналисты
http://inosmi.ru/video/20100420/159440598.html
http://www.youtube.com/watch?v=tEEXY6HrQ6Y

Ну и смешная статья на Луркморе (надо же поддержать проект, раз его грозятся закрыть чиновники):
http://lurkmore.to/Eyjafjallajokull - осторожно, много мата!

Оставив за спиной город Вик, подъезжаем к деревянному мосту через реку Мулаквисль, у которого суетится дорожная техника. «Мост временный», - говорит водитель, - «Старый снесло наводнением, которое вызвало извержение».

Это уже владения Катлы – еще одного грозного вулкана Исландии. Последний раз он серьезно извергался в 1918 году. А в прошлом 2011 году в кальдере вулкана было небольшое землетрясение, что спровоцировало небольшое подледное извержение. Из-за частичного таяния ледника и началось наводнение, разрушившее мост.

Если бы Катла извергалась по-настоящему, мостом дело бы не ограничилось. Вулкан укрыт огромным ледником Мирдальсйокудль, таяние которого приведет к катастрофическим последствием для города Вик и окрестностей. Скорее всего, образовавшийся в результате извержения поток тающей воды по расходу будет превышать расход воды в устье Амазонки.

Возможно, подобная катастрофа – дело недалекого будущего. Ученые предсказывают серьезное извержение Катлы в ближайшие 50 лет.

Переезжаем через земляную дамбу – с ее помощью в 1918 году местные жители пытались спасти от затопления город Вик.

Едем через черную вулканическую пустыню – лава напоминает об извержении 1918 года. Водитель рассказывает, что обочины шоссе несколько лет назад начали облагораживать, убирая вулканический песок, т.к. он постоянно поднимался в воздух от ветра и портил краску на проезжающих машинах.

Через километров тридцать чистого Мордора начинается страна фейрис – курчавые бугры вокруг трассы зеленеют ковром из мха. Это лавовые поля, оставшиеся от мощнейшего извержения вулкана Лаки в 1783 году. До вулкана еще километров 100, так что масштаб тогдашнего извержения можно себе представить. В Исландии тогда погибло более половины всего скота, а на следующий, 1784 год, по всей Европе случился неурожай из-за вызванного вулканом понижения температуры.

Но и это далеко не самое мощное извержение, которое можно себе представить. Вспомнить, хотя бы, вулкан Кракатау

Уже на закате приезжаем в Киркьюбэйярклойстур. Оказывается, местный гестхауз уже закрылся на зиму, так что дешевого ночлега в городке нет. Я разворачиваю карту исландских хостелов, лицо водителя, который успел серьезно озаботиться моей судьбой, светлеет: «В Хволле есть хостел! Это всего в 25 километрах отсюда. Сейчас я им позвоню..». Узнав, что владелицу хостела предупредили, что к ней движется русский автостопщик, я с легким сердцем пускаюсь в путь. Машин, правда, нет совсем, а сумерки все гуще, но, в конце концов, что такое 25 километров. Особенно по таким красивым пейзажам. Жаль только их скоро будет не разглядеть…

Photobucket

Продолжение будет
Tags: ЕВРОПА, Исландия, дневники и травелоги, путешествия, фотоотчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments