Семен Павлюк (pavlyuk) wrote,
Семен Павлюк
pavlyuk

Categories:

Вниз по Иравади

Медленно несет свои коричневые воды река Иравади. От гималайских предгорий на севере до Андаманского моря на юге. Река пересекает всю Мьянму, это такой же ее символ как Меконг для Лаоса или Днепр для Украины. «Слоновья река» была дорогой в Мандалай задолго до того, как англичане проложили свою дорогу по земле. На ее берегах возникали древние столицы Бирмы: Баган, Ава, Сагайн. Не проплыв по Иравади, нельзя сказать, что видел страну. Потому что во многом Мьянма – это бесконечный тягучий берег медленной коричневой реки.


Photobucket




Раннее утро. Над Мандалаем еще ночной сумрак. Но центральные улицы уже полны народа: снуют мотоциклисты, суетятся торговцы, расставляя лотки утреннего рынка, куда-то спешат пока еще редкие прохожие. Часть этого потока уходит на проспект, ведущий в порт. Такси, минибасы, мотоциклы, моторикши – и во всех люди с вещами. Туристы с чемоданами, бэкпекеры с рюкзаками, местные жители с баулами – все они спешат на отплытие лодки в Багам.

«Медленная лодка», как ее здесь называют, уходит из Мандалая два раза в неделю: в среду и в воскресенье. Плыть вниз по течению до Багама – 12 часов, т.е. отплыв в 5:30 утра успеваешь приплыть у закату. Ночью по Иравали не плавают, поэтому обратный путь, вверх по течению, лодка идет уже два дня. Как результат – именно вниз по Иравади принято плыть среди иностранных туристов. И наша двухпалубная лодка забита улыбающимися ребятами из Италии, Франции, Испании. Они сидят вперемешку с местными пассажирами и просто торговцами, которые уже раскладывают на палубе свой нехитрый товар: бананы, сладкий рис в банановых листьях, жаренную кукурузу.


Photobucket

Копия нашей лодки, но идущая в обратную сторону, вверх по течению. Как результат – она почти пустая


Долгие пароходные гудки, и шумная пристань остается позади. Старенький японское судно выплывает на простор Иравади. Медленно, словно нехотя встает солнце. Туристы еще не знают, но это самая зрелищная часть поездки. Восходящее солнце золотит бесконечные ступы Сагайна, древней бирманской столицы, мимо которой мы как раз проплываем.

Photobucket



Мы уже ездили сюда в этот город тысячи ступ – и уже тогда я понял, что это мой любимый город страны. Но теперь, в утренних лучах, он еще прекраснее. Блистающие на солнце вершины ступ поразительно похожи на барочные купола украинских церквей. А оттого лезущий на холмы Сагайн чем-то похож на Киев с его золотыми куполами Софии и Лавры. Получается что Иравади – это Днепр.

Photobucket



Мы плывем дальше, и цивилизация истаивает. За 12 часов мы больше не встретим ни города, ни даже крупного поселка. Лишь поля, пастбища и редкие деревеньки.

Photobucket



Это и есть настоящая Бирма – медленная, тягучая, монотонная. Очень скоро низкие берега Иравади начинают напоминать мне Верхнюю Волгу. Так и ждешь, что сейчас из-за поворота покажется Калязинская колокольня, или купола Ярославля. Но вместо этого выплывает очередная золотая пагода, и притулившиеся к ней рыбацкие лачуги.

Photobucket




Нигде в мире, пожалуй, так не поражает этот контраст религиозных и гражданских построек. Храмы строят на века. Дома – в лучшем случае на поколение. Неудивительно, что от цивилизаций древности до нас даже дворцы толком не дошли – сплошные храмы.

Но даже в этой глуши есть признаки нового времени. Через Иравади протянулись новые мосты, связывающие страну воедино, сокращающие расстояние между городами.

Photobucket



Эти громадины напоминают то мост через Волгу в Саратове, то мост через Амур в Хабаровске.


Photobucket


Photobucket




Кое-где через реку переброшены ЛЭП – еще один признак развития страны. Электричество несет цивилизацию, а, в отдельных случаях, и коммунизм. Электричество значит более эффективное сельское хозяйство, развитие инфраструктуры, в том числе и туристической.

Photobucket



Но, прежде всего, интересно не то, что идет через Реку, а что идет по ней. Иравади – главная артерия страны, без которой нет жизни Мьянме. Медленно тащат лес баржи, снуют легкие кораблики и катера.


Photobucket



Плывут целые плоты-острова


Photobucket


Романтики дальних странствий, вот вариант путешествия для вас! Попробовать себя в роли Гекльберри Финна 21-го века.


Photobucket



Ну и конечно, лодки всех мастей

Какие-то с мотором

Photobucket





Photobucket


А какие-то под парусом из розовой простыни


Photobucket



Кстати, еще один красивый вариант путешествия ваших грез – под парусом из собственного постельного белья. Чтобы путешествие еще больше казалось сбывшимся сном.


Разбавляет все это туристический многопалубник

Photobucket



С его борта машут довольные жизнью туристы.

Photobucket



Наша палуба им отчаянно завидует. Еще бы, у них есть каюты! А у нас просто пластмассовый стульчик под навесом на верхней палубе. И по мере того, как солнце подбирается к зениту, становится все жарче и жарче. Хорошо хоть река приносит прохладу.


Надо сказать, что 12 часов пути по Иравади – это немного черезчур. Раза эдак в четыре. Т.е. была бы каюта, я готов плыть хоть неделю (что я с успехом проделал 10 лет назад, пройдя от Москвы до Астрахани за 9 дней). Но сидение на одном стуле, да лицезрение весьма однообразного пейзажа на пятый час пути несколько утомляет.


Photobucket


Ну так затем мы и таскаем с собой книги. Невероятно приятно читать булгаковские заметки о Москве 20-х годов, а потом отрываться от книги и, размышляя, рассеяно оглядывать верхневолжские берега Иравади, где вместо берез пальмы, а вместо коров волы

Photobucket



Есть, конечно, и развлечения. Это остановки по пути. Лодка, на которой мы плывем – регулярного сообщения. Она заходит в деревушки, где, возможно, водный транспорт – единственная связь с миром. И вот тут Иравади превращается в Ангару. Или Енисей. Там мы причаливали к таким же маленьким поселкам, куда не подходили сухопутные дороги. И было почти мистически интересно смотреть на этот мирок. Вроде бы такой знакомый, но, вместе с тем, такой далекий, оторванный, связанный с остальным миром лишь видавшем виды «метеором».

Прибытие «метеора» становилось событием для этого маленького мирка. Едва ли не ссе население высыпало на пристань. Кто проводить родственников, кто – встретить, а кто просто поглазеть.

Photobucket


Что-то очень похожее было и здесь, с один дополнением. Для населения этих деревень прибытие корабля было еще и бизнес-возможностью. И это уже напоминало железнодорожный полустанок с торгующими всякой снедью тетушками. Женщины, с густо смазанными танакой лицами, водружали на голову корзины с бананами, рыбой, кукурузой, овощами – и выстраивались в очередь к мосткам. Сейчас корабль причалит – и они ринутся на абордаж.


Photobucket




Photobucket



Иравади свела два мира. Иностранцы с борта старой японской посудины во все глаза смотрели на местных жителей. На мужчин в юбках-лонжи, часто завязанных узлом на манер набедренной повязки.


Photobucket



На женщин и детей с узорами танаки на щеках.

Photobucket




На бодрых старушек, которым на вид лет триста.


Photobucket



На статных лодочников, ловко орудующих своими шестами

Photobucket



На женщин, что стирали белье в считанных метрах от «причала»

Photobucket




А деревенские жители смотрели на пеструю толпу странных белых людей. И все друг другу махали и улыбались.


Тем временем, наше судно успело разгрузится.


Photobucket




Photobucket



Подогнанные к «причалу» «такси» загружали привезенный груз

Photobucket



Листы для крыши, пачки чая, одежда – все это привозится сюда водным путем.

Вот все загружено, и «такси» трогается. Народ расходится от берега, обсуждая увиденное. До следующего парохода все затихает.

Photobucket



И только Иравади медленно катит свои коричненые воды, медленно прогоняя кислород через тело страны. На Мьянмой сумерки.


Photobucket
Tags: АЗИЯ, Мьянма, дневники и травелоги, путешествия, фотоотчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments