Семен Павлюк (pavlyuk) wrote,
Семен Павлюк
pavlyuk

Categories:

кRUгосветка-2010. День Первый. Соловки

Начинаем рассказ и фотоотчет о завершившейся поездке по России.
Первым номером в программе стояло посещение Соловецких островов - одного из самых духовных и одновременно красивых мест России.

Photobucket



Предыдущие серии:
Затравка

День Первый

Около 8 утра оказался у здания аэропорта Быково. Здание было закрыто. Приметив боковую дверку, я зашел туда. Мне навстречу вышла удивленная женщина. Секунду она смотрела на меня, а потом явно что-то припомнила: «А! Вы наверное на Соловки! Идите ко входу – сейчас вам откроют».

Так я оказался в пустом зале, напоминавшим прихожую советского провинциального концертного зала. Если же предположить, что это аэропорт (о чем, к примеру, говорило табло на стене), то это был явно аэропорт города Припять.

Photobucket

Табло все еще показывало задержку вылетов рейсов на Магадан, Анадырь, а также на загадочный город Монтажерск (где это вообще? Гугл не дает ни одной ссылки! Впервые встречаю ungooglable топоним).

Photobucket

Но эти рейсы задерживались явно лет на 20, не меньше. Подъехавший Костя (oloy) был в полном восхищении.

Мы же с вылетом задержались лишь на 40 минут и вот юркий черно-оранжевый самолетик уже резво бежит по взлетной полосе. Все перелеты по маршруту обеспечила авиакомпания Dexter, которой остается только поаплодировать. Прекрасные комфортабельные и современные самолеты, пилоты – профессионалы экстра-класса (это мы не раз ощутили за время путешествия – например, став единственным бортом за день, кому удалось сесть в охваченными пожарами Нижнем в прошлую пятницу).

Взлет и все припадают к окнам. Центральная Россия с высоты в 2000 м читается как открытая книга, причем читать приходится весьма быстро, т.к. страницы перелистываются с приличной скоростью.

Сразу при взлете подмечаем несколько торфяных пожаров. Они еще не дали о себе знать в полной мере, но через неделю в столице будет уже трудно дышать от гари.

Хорошо видно, что Москва взята в плотное кольцо дачного строительство. Причем это уже не традиционные 6 соток, а именно американская субурбия – море одноэтажного Подмосковья, где люди именно живут, ездя на работу в Москву, а не пропалывают картошку по выходным.
Никакого открытия здесь нет – тенденция очевидна, но все равно я был немного поражен такому количеству коттеджей без всякого намека на огороды.

На северо-восток от столицы начинается легкий водный мир. Клязьминское водохранилище со всеми своими бухтами, островами и яхтами. Начинаются какие-то совершенно финские пейзажи.

Крайний северо-восток Подмосковья встречает обилием леса, тиски которого постепенно раздвигают садоводческие товарищества. Это уже не коттеджная застройка, что мы наблюдали буквально 10 минут назад, а именно дачи – совсем иной рисунок и планировка.

Самолет поднимается до высоты 2600 м, а вы летим над Волгой. Посередине широкой ленты реки белеет встающая прямо из воды калязинская колокольня.

За Волгой происходит резкий обрыв селитьбы. Заканчивается московская агломерация, начинается зелень лесов и пастбищ. Пашен уже довольно мало - мы в глубоком Нечерноземье.

Снова Волга, которую на этот раз стягивает жгут Угличской ГЭС, заставляя реку выше по течению распухнуть и раздаться вширь.

Photobucket

Проходит еще немного времени и Волга уже разливается огромным озером Рыбинского водохранилища. Сверху, по цвету воды, хорошо видна разница глубин. Видны также затопленные, заболоченные берега.

Пролетаем на Русской Атлантидой – городом Молога и окрестными деревнями, затопленными в результате пуска Рыбинской ГЭС. Сейчас вокруг этого места легенд и мифов не меньше, чем вокруг Китеж-Града. И колокольни Мологи, якобы, в засуху обнажаются (ерунда – город еще до затопления был разрушен до фундаментов), и затоплен был город в одночасье со всеми жителями (тоже неправда – между выселением жителей и затоплением прошло несколько лет)…

И можно долго спорить явилось ли Рыбинское водохранилище главной исторической катастрофой Верхневолжья, или, наоборот, стало спасением для страны, которая в 1941 г. отчаянно нуждалась в электроэнергии – очевидно одно – сейчас это огромная экономическая и даже экологическая проблема для региона, и что с ней делать не совсем понятно. Если осушить – получим пустыню посреди России. Если оставить – получим болото.

Photobucket

Кстати огромным, почти тундровым, болотом и смотрится с воздуха Дарвинский заповедник, расположившийся по берегам водохранилища. По крайней мере, странные круглые озера словно переселились сюда из Заполярья.

После впадения Шексны в водохранилище

Photobucket

под крылом проплывает металлургический Череповец. Город отдельно – мощнейший комбинат отдельно. Последний по площади можно принять за отдаленный район города.

Photobucket

Архангельская область встречает лесами и вырубками. Дороги уже давно стали грунтовыми, ойкумена кончилась. Пространство резко стало однотипным – а все потому, что у меня к нему нет мест-привязок в виде городов, деревень и разнообразия культурных ландшафтов.

Остается только любоваться облаками, которые растут над тайгой рядками – словно на гигантских небесных грядках.

Photobucket

Наконец, облака слепляются в одно огромное белое одеяло, закрывающее землю. Точнее, воду. Мы летим над Белым морем. Самолет идет на снижение – впереди цель нашего путешествия – Соловецкие острова.

На высоте 750 м мы пробиваем облака и оказываемся в совершенно другом мире. Где +30 и раскаленная печка Центральной России? Вокруг хмурое море, стальные волны, клочья тумана и струи дождя. Добро пожаловать на Север. Температура на земле +15. Садимся, держа купола Соловецкого монастыря в качестве ориентира.

Самолет грохочет по железной взлетно-посадочной полосе. Железные листы сюда привезти проще, чем завозить бетон. Такого рода полосу принято называть «американской», т.к. ее активно использовали американцы в годы Второй мировой войны - могли быстро раскатать полосу в любых джунглях.
Летчики еще называют такие полосы «соплёй» - за то что скользкая

Аэропорт на Соловках – небольшой деревянный сарайчик. Тетка на полосе, поднимает сигнальный флажок, означая нашу посадку. Все это больше напоминает затерянный полустанок, а не аэропорт.

«Как вы вовремя сели», - радуют нас, - «еще 10 минут назад мы бы не дали посадки из-за тумана». И действительно – сели как нельзя вовремя – дождь прекратился, туман рассеялся. А ведь мы вылетели с опозданием. Воистину, все что ни делается – все к лучшему.

Photobucket
(Аэропорт из центра города. Сел регулярный рейс из Архангельска).

Газель подбрасывает на разбитых грунтовых дорогах Соловецкого острова. Окрестные деревянные бараки одновременно восхищают своей атмосферностью и поражают своим убожеством.

Photobucket

Но не все так плохо. Все же сюда ежегодно приезжает 23 тыс. туристов и 8-9 тыс. паломников. Благодаря туризму жизнь в поселке меняется к лучшему – много аккуратных, покрашенных домов. Строятся новые, уютные гостиницы. В одной из них – «Соловки-Отель» - мы остановились.

Для туриста поселок – лишь досадный фон для Соловецкого монастыря. Хотя некоторые интересные элементы местной жизни нельзя не отметить.

А так, в 99% случаев фотокамера будет направлена на стены, башни и церкви монастыря.

Photobucket

Photobucket

Монастырь – лучшее доказательство тому, что все решает местоположение. Были Соловки опорой русской колонизации Севера и стражем единственного выхода России к морю – и был монастырь один из самых важных в стране. Тогда, в конце 17 в., за его толстенными стенами жило 400 монахов.

Photobucket

Но вот построили Питер, окно в Европу прорубили в другом месте, и Русский Север стал геополитической и торговой периферией. Количество монахов в сразу сократилось до 40, а монастырь стал скорее местом ссылки, чем значимым духовным центром.
Даже сейчас в здесь больше монахов, чем до революции – около 100 человек.

Трехчасовая экскурсия по монастырю обшаривает его сверху донизу: от алтаря до мельницы и пекарни (где можно купить горячие булочки с морошкой). Но меня не оставляло ощущение, что это как-то неправильно. Ведь таким подробным рассказом обитель становится в один ряд с другими монастырями России, делается слишком реальной.

Photobucket

А для меня Соловецкий монастырь – скорее миф, зыбкий образ на горизонте. К нему и подходить-то не надо – а просто сидеть и любоваться куполами с лемехом и башнями с ржавого цвета лишайником на голубом небе. Боюсь, что после завершения реставрации монастырь станет слишком напыщенным, официальным, блистательным, а это совсем не будет коррелировать с общим спокойствием аскетичной северной природой. Не зря же на 500-рублевой купюре Соловки изображены до реставрации (и даже без крестов).

Photobucket

Однозначным хитом дня стало весьма спонтанное посещение Большого Заяцкого острова с его знаменитыми доисторическими лабиринтами. Это карликовая, бонсайная Шотландия – чьи воспетые Робертом Бернсом горы и холмы, низвели до уровня тундровых валунов и кочек, а карликовым рябинам позволили за 60 лет вырастать лишь на 30 см.

Photobucket

Изумрудный остров с тундровой флорой (из-за постоянных ветров природа тут севернее, чем надо) покрыт гигантскими бороздами – это каменные лабиринты или, как говорят местные, вавилоны. Покрытые зеленью узоры на земле достигают 25 метров в диаметре и напоминают идеальную декорацию японского сада. Трудно поверить, но это красоту человек создал не вследствие необъяснимой тяги к прекрасному. На самом деле это извилистый путь, по которому души умерших идут к загробному миру.

К сожалению, остров объявлен заповедным и его посещение возможно только в составе экскурсии. К одной стороны, это правильно – это гарантия от того, чтобы наша самая читающая нация не читала на древних камнях экслибрисы типа «здесь был Вася». Но, с другой стороны, какое место для уединенной медитации пропадает.

Photobucket

Хотя, нечего расстраиваться, лучше собрать рюкзак, взять палатку и уехать на Соловки без особых сроков и четкого плана. И просто пожить здесь. Подышать воздухов, побродить по каменистым берегам и островной лесотундре. Поискать свой личный катарсис в умиротворяющей природе Русского Севера.

Photobucket

На Большом Заяцком также есть небольшой скит. Пока без постоянного населения – несколько раз в год сюда приплывают на службу монахи. В годы СЛОНа (Соловецкого лагеря особого назначения) здесь был женский штрафной изолятор. Кстати, он слыл весьма гуманным, в отличие от мужского на Секирной горе, где и пытки были в обиходе, и «на комары» любили провинившихся выставлять.

Photobucket

Сегодня на острове из постоянного присутствующего населения лишь один сторож-смотритель. Если мне надо будет когда-либо подумать о жизни, я знаю, где искать работу.

Photobucket

Последняя часть сегодняшней программы была посвящена знакомству с белухами. В отличие от рыбы-белуги, белуха – это такой белый кит, обитающая, помимо прочего, в Белом море и достигающая средней длины в 3 м. На западной оконечности Большого Соловецкого острова, у мыса Белужий живет крупное стадо (до 80 голов) этих морских животных. За ними круглосуточно наблюдают ученые, которые сидят на специально построенной на берегу вышке.

Вот только белухи не всегда показываются и приплывшим сюда на катере туристам. Нам не повезло – киты лишь поплавали в отдалении, продемонстрировав ослепительно-белые спины, но к катеру близко не подплыли. А бывает они вообще кружат вокруг корабля.

Photobucket

На обратном пути выяснилось, что все в группе уже валятся с ног от усталости. Лично я был в первых рядах – предыдущей ночью удалось поспать лишь полтора часа, поэтому я совершил уникальное достижение: заснул стоя во время экскурсии по монастырю, в результате чего потерял равновесие и чуть не упал. Хорошо во время падения проснулся.

Так что после ужина, ознаменовавшегося знакомством с местной рыбной кухней, сил еле хватило, чтобы добрести до номера и рухнуть на кровать.

На следующее утро погода снова радовала. Солнце, появившееся буквально через час после нашего прибытия на остров, снова затопляло окрестности. Поэтому вылет ознаменовался кругом над монастырем и основным островом.

Photobucket

Photobucket

Пейзажи словно уговаривали – возвращайтесь, мы еще много чего можем предложить. Но уговаривать никого не пришлось. Все единодушно решили, что сюда необходимо вернуться.

Photobucket

Но это дело будущего – а на повестке настоящего лежал Север, уже не Русский, а самый что ни на есть Заполярный. Самолет взял курс на Нарьян-Мар.

Продолжение следует…

Читать День Второй. Нарьян-Мар
Tags: Россия, дневники и травелоги, путешествия, фотоотчет
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal